Anatoliy Gubarev (gubarevan) wrote,
Anatoliy Gubarev
gubarevan

Categories:

Как остановить снос архитектурного памятника

Московские градозащитники не первый год бьются за сохранение исторического облика столицы. Часто им на подмогу приходят сами жители, которые митингуют против сноса очередного здания, бросаются под бульдозеры и пишут письма в различные инстанции. В помощь неравнодушному горожанину The Village составил пошаговую инструкцию, которая поможет определить экстренный план действий в том случае, если один из немногих оставшихся в Москве архитектурных памятников начнут сносить или портить: сбивать лепнину, пристраивать мансарду или красить в сомнительный цвет.

9-1

Шаг 1. Выяснить, считается ли здание объектом культурного наследия

Обычно на памятнике архитектуры можно найти доску с надписью «Памятник архитектуры. Охраняется государством» или табличку с информационным QR-кодом. Если ни того, ни другого нет, нужно зайти в раздел "Реестр объектов культурного наследия" на сайте департамента культурного наследия Москвы. Список содержит неточности и повторы, поэтому надёжнее всего искать интересующий объект по названию улицы.

Шаг 2. Сообщить о ситуации властям

Если информация о здании есть в реестре, следует позвонить по телефону круглосуточной горячей линии департамента культурного наследия: +7 (916) 146-5327. Дежурному нужно сообщить точный адрес объекта и подробно описать ситуацию. Согласно закону, после каждого такого сигнала должна быть проведена проверка.
Другой способ - изложить ситуацию на бумаге, приложить фотографии и отнести в департамент культурного наследия (Пятницкая ул., 19, единый телефон: 8 (495) 957-7354) в службу "одного окна". В этом случае чиновники обязаны отчитаться о ситуации в течение одного месяца.

Шаг 3. Попросить у рабочих разрешительные документы

На стройке всегда должны быть оригиналы ордера ОАТИ (Объединение административно-технических инспекций Москвы) с указанием конкретного вида работ, а также разрешение Мосгорнаследия. Если же таких документов нет или в наличии только копии, если документы содержат неточности или предусматривают действия, отличающиеся от тех, что проводятся на самом деле, это повод для остановки работ.

Шаг 4. Позвонить в полицию

Если работы не были остановлены, смело звоните в полицию. Звонок можно сделать прямо на месте и сообщить о нарушении Федерального закона N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации". Полицейские должны не только остановить работы, но и проверить регистрацию у рабочих. После этого вас попросят написать заявление о случившемся.
Обязательно (sic!): сфотографируйте своё заявление и возьмите уведомление о том, что оно принято.

Шаг 5. Связаться с АрхНадзором

Сообщить о происшествии стоит не только в полицию, но и в АрхНадзор. Подобные письма движение принимает по адресу электронной почты archnadzor@gmail.com. Градозащитники просят указать в письме точный адрес объекта и описать ситуацию, а также приложить к сообщению фотографии здания, информационного щита о работах (если он есть) и копий документов, которые вы уже успели отправить в другие инстанции. АрхНадзор сможет не только разослать запросы чиновникам, но и подключить к ситуации прессу. Ведь зачастую публикации в СМИ и сюжеты по телевидению - самый быстрый и эффективный способ привлечь внимание властей к проблеме, а иногда и остановить неминуемый снос.

Сергей Клычков, координатор движения АрхНадзор:
Единого шаблона действий нет, и с каждым зданием всё индивидуально - просто потому, что бывают разные собственники и разные ситуации. Сейчас процесс спасения зданий небыстрый, и, что важно, он может быть запущен юридически, а фактически, пока все обо всём договорятся, дом продолжает разрушаться. И многие подобные истории длятся годами - даже десятилетиями.
Вот, к примеру, палаты Зиновьевых в Большом Афанасьевском переулке - это здание XVII века, в Москве такие постройки редко встречаются. В начале октября там открылся частный музей нумизматики миллиардера Вагита Алекперова. Но на протяжении десяти лет палаты пребывали в жутком состоянии из-за нарушения при проведении аварийных работ - кровлю переделали с ошибками, и это ещё больше навредило разрушающемуся зданию. Только в 2011 году благодаря вмешательству АрхНадзора там случились какие-то подвижки. Долго длилась активная переписка с чиновниками, и в результате понемногу начались реставрационные работы. И здесь очень важна надзорная функция активистов. Ведь одно дело, когда по итогам ремонта сделан муляж и ничего не напоминает о том, что было раньше, а другое — когда реставрация проделана кропотливо и аккуратно.
Другой яркий пример - дом Быкова на 2-й Брестской улице. Что с ним только ни происходило: в нём был пожар, внутри уничтожалось всё, что имело ценность, вплоть до интерьеров. Здание перешло Институту автоматизации проектирования РАН. У них появился частный инвестор, который готов был переделать всю территорию и уничтожить все три постройки. Мол, давайте всё снесём, а взамен построим похожее. Но постепенно ситуация меняется, что-то уже согласовано с департаментом культуры, однако активные противоаварийные работы до сих пор не ведутся.


Наринэ Тютчева, основатель и руководитель архитектурного бюро "Рождественка":
Все приведённые советы, безусловно, являются нужными и правильными. Но ни один нормальный человек не полезет через забор спорить с рабочими. Они, эти рабочие, даже не спросят, кто ты такой и какое право имеешь без полицейского ордера просить какие-то документы на стройку. А позвонив в полицию, ты не всегда сможешь объяснить, чего конкретно хочешь: ну, ломают дом - пусть ломают дальше. Кроме того, в полицию наши граждане по понятным причинам будут звонить в последнюю очередь, даже в самых экстремальных случаях.
Обычному гражданину, неспециалисту, довольно сложно ориентироваться в названиях документов, законов и специальных организаций. Кроме того, для проверки правильности и подлинности документов нужно обладать определёнными знаниями и опытом. Поэтому наиболее, на мой взгляд, адекватным действием будет информирование АрхНадзора. Также я бы предложила Москомнаследию обязать всех застройщиков, ведущих работы в охранных зонах, указывать координаты АрхНадзора на своих информационных щитах. Наличие этой информации автоматически бы означало, что строительные работы ведутся с соблюдением закона и застройщик открыт для контактов с общественностью.
Проблема нашего города в том, что Москвой руководят не москвичи.
Люди приезжают сюда заработать деньги, а не жить и растить внуков. Человек, возглавляющий Стройкомплекс, - не москвич
(Марат Хуснуллин родом из Казани. - А.Г.), мэр - не москвич (не зря его прозвали "оленеводом" - он родом с Тюменской области - А.Г.), и эти здания, которые чиновники порой считают просто рухлядью, им неинтересны просто потому, что они генетически никак к ним не привязаны. У них здесь не жили ни прабабушки, ни бабушки.
В том же Екатеринбурге, где произошла история с "Белой башней", архитектурный климат гораздо благоприятнее. Я знаю историю достаточно хорошо: мне кажется, там просто более активная молодёжь, да и путь от народа к власти короче. Город меньше сам по себе, к тому же появился новый мэр - с ним вопросы сохранения архитектурного наследия стали решаться проще.
Tags: Архитектура и строительство, Архнадзор, Москва, Чиновники
Subscribe

  • День Победы и куры

    Хотел написать совсем про другое, весёлое. Обещал человеку. Но открыл страничку, а там срочное сообщение о стрельбе в казанской школе, о погибших…

  • Чёрный список

    Чёрный список генномодифицированных продуктов и их производителей, подготовленный Greenpeace Стоит обратить внимание на количество продуктов для…

  • Обнимая солнце

    Автор фото © Мария Чепрасова

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments