Anatoliy Gubarev (gubarevan) wrote,
Anatoliy Gubarev
gubarevan

Category:

Пойманы с наличным

Удивительный, почти детективный (хотя почему "почти"?) рассказ с сайта "Хранители наследия".
Перепечатываю полностью, чтобы не отсылать на сам сайт (хотя можно пройти по ссылке) - мало ли что с сайтом произойдёт, а здесь останется, пока я жив.

06-01

В деревне Савино Городецкого района Нижегородской области есть удивительный и прекрасный деревянный дом крестьянина Корягина 1894 года постройки, объект культурного наследия федерального значения. Уникальный образец поволжской фасадной глухой резьбы. Описанный в восторженных выражениях и в трудах искусствоведов, и в каталогах памятников архитектуры 1980-х и 2010-х годов. Произведение известного мастера Василия Копалкина, работы которого хранятся в Русском музее в Петербурге и Московском музее народного творчества.
Летом прошлого в деревню Савино приехала экспедиция регионального культурного фонда "Дать Понять" и... обнаружила, что на доме нет ни резных наличников, ни драконов, ни "фараонок", словом, ничего из того, чем он славился. Только следы на обшивке вокруг окон.

06-11

Знатоки идут по следу - в антикварный салон

Участники экспедиции приступили к расследованию по горячим следам. Особо копать не пришлось: супруга хозяина дома честно призналась, "в Городце теперь эта резьба, на улице Ленина, в доме № 2".
- Почему?
- Мы спасти её решили (подчёркнуто мной - А.Г., ниже объяснено, почему), поэтому и пристроили в музей. Сам-то дом того и гляди рухнет. То, что государство присвоило дому статус памятника, на деле - пустой звук: пол на первом этаже провалился, от силы ему еще год стоять, если пожар раньше не уничтожит. (типичный способ "реконструкции" деревянных зданий - А.Г.).

По указанному адресу в Городце обнаружился, правда, не музей, а антикварный салон. Зато всё деревянное богатство и роскошество из дома Корягина в нём было в целости и сохранности. Общественники выяснили, что главный в салоне - архитектор и автор книг о городецкой резьбе Владимир Горячев. Располагается салон в бывшем доме усадьбы Петелиных, который любители старины реставрируют собственными силами. При салоне действует выставочный зал, экспонатами которого и стали копалкинские наличники.

06-04

По словам Горячева, продавать наличники и "фараонки", салон не собирался:
- Детали памятника законсервированы, и их может увидеть любой желающий. В ближайшем будущем они могут стать экспонатами частного музея городецкой старины. А что делать, если ни собственнику, ни государству они не нужны?

06-05

Участники общественного розыска недоумевали: "Хорошо, что нашлись, хорошо, что не перепроданы и теперь перепродать будет ещё сложнее. Плохо, что наличники, рождённые, чтобы украшать дом, больше ничего не украшают (коллекция собирателя не в счёт). И очень странно, что можно вот так продать-купить предмет охраны федеральных властей. По крайней мере, незаконно. И непонятно, как можно не хранить такое статусное наследство в своей семье, раз уж дед-прадед был таким ценителем красоты".

У Владимира Горячева (ох, посмотреть бы на него - был у меня знакомый, тоже архитектор, тоже любитель старины, сын известного в советское время художника копииста, и тоже Владимир Горячев, - А.Г.) свои аргументы: "Я бы не стал осуждать владельцев дома за продажу резьбы. Ведь они не могли обеспечить сохранность дома, и никакой помощи в этом они не получали от государства, которое дом якобы охраняет. При ближайшем рассмотрении оказалось, что резьба в ветхом, требующем срочной реставрации и консервации, состоянии. И оставлять её далее в таком виде было бы просто опасно, т.к. можно утратить этот памятник культурного наследия навсегда.
Срок жизни дерева под открытым небом ограничен, и для спасения резьбы правильнее хранить её в помещении. Например, в Городце оригинал ворот дома графини Паниной - по причине ветхости - хранится в музее города, а на здании - копия. И ещё один момент: владельцы дома не подписывали охранного обязательства и не брали на себя никаких обременений, поэтому резьба была продана по договору купли-продажи абсолютно законно
".

06-06

Следствие бессильно

Участники экспедиции, однако, не смирились и стали публиковать репортажи на своём сайте, подавать заявления в органы охраны памятников и в органы правоохранительные.

В октябре 2015 года приключения наличников из деревни Савино обсуждались на специальном круглом столе в Нижегородском кремле. Из подробного отчёта, подготовленного главой фонда "Дать Понять" Галиной Филимоновой, отчётливо видно, с каким проворством и изяществом работает отечественная машина сохранения культурного наследия - даже в таких, требующих неотложной реакции случаях.
А главное - с каким результатом:

Шаг 1. После публикаций и обращений общественности Управление Минкультуры РФ по Приволжскому федеральному округу направляет соответствующее письмо в Управление государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области.

Шаг 2. Региональный орган охраны памятников проводит выездную проверку на объекте, в ходе которой усматриваются признаки деяний, подпадающих под ст. 243 УК РФ (уничтожение или повреждение объектов культурного наследия).

Шаг 3. Нижегородское Управление госохраны памятников направляет обращение в Городецкий межмуниципальный отдел полиции.

Шаг 4. Теперь проверку ведёт полиция. Устанавлено: дом № 2 в деревне Савино принадлежал Дунаевой Анне Ивановне, 1916 года рождения, которая в 1994 году завещала имущество своему сыну Дунаеву Александру Николаевичу. Дунаев декоративные элементы продал в антикварный салон "Городецкая старина". О том, что, дом, доставшийся ему по завещанию матери, является объектом культурного наследия, Дунаев не знал, официально о том его никто не уведомлял (я в ауте - это должно было быть указано в завещании или хотя бы в документах на дом - А.Г.)

Покупатель, некто Роман Быстров (Быстров, а не Горячев - А.Г.), показал, что 24 июля 2014 года он по договору купли-продажи приобрёл у гражданина Дунаева 12 наличников из дома № 2 деревни Савино за 250 тысяч рублей. Данные наличники он намерен использовать в качестве экспонатов в своём музее, без цели их продажи. Со слов Быстрова, при продаже данных объектов Дунаев сообщил ему, что охранного обязательства на данный дом и наличники у него нет.

Главный специалист Управления госохраны памятников Нижегородской области Андрей Ганин, в свою очередь, пояснил сотрудникам полиции, что в госреестрах сведений о зарегистрированных правах на дом не имеется, как и сведений о каких-либо обременениях в связи с его охранным статусом. Официально госорганом Дунаев не уведомлялся о том, что дом является объектом культурного наследия, и по данному поводу он ни под чем не подписывался. Финал расследования: "Опросить Дунаева в дальнейшем не представилось возможным, т.к. он находится за пределами Нижегородской области" (бред сивой кобылы, обычная ментовская отписка - А.Г.).

Шаг 5. По итогам "расследования" полиция делает вывод: в действиях Дунаева Александра Николаевича отсутствуют признаки преступления, предусмотренные частью 1 статьи 243 УК РФ, т.к. "отсутствует субъективная составляющая данного преступления, характеризующаяся прямым умыслом на повреждение защищаемого объекта". В ноябре 2014 года выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

06-07

Но всё-таки...

Всё-таки это не точка, а запятая. В ходе проверки полиция обнаруживает факты, позволяющие признать договор купли-продажи 12 резных наличников федерального значения между Дунаевым Александром Николаевичем и Быстровым Романом Викторовичем недействительным. И рекомендует Управлению госохраны объектов культурного наследия Нижегородской области обратиться в суд.
Городецкая полиция обращает внимание на то обстоятельство, что Дунаев Александр Николаевич на момент совершения сделки являлся лишь потенциальным наследником по завещанию, а в права наследования не вступал. Соответственно, не мог и торговать не принадлежащим ему имуществом.

Итак, шаг 6. Полиция сообщает в Управление госохраны об этом новом интересном обстоятельстве.

Шаг 7. Управление госохраны направляет обращение в Городецкую городскую прокуратуру с просьбой провести проверку законности сделки купли-продажи 12 наличников из дома № 2 в деревне Савино.

Шаг 8. Городецкая прокуратура обращается в Городецкий межмуниципальный отдел полиции с просьбой провести дополнительную проверку.

Шаг 9. Городецкая полиция проводит её и 5 мая 2015 года опять выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по части 1 статьи 243 УК РФ в отношении Дунаева - т.к. "в его действиях отсутствует субъективная составляющая данного преступления".

Шаг 10. Попутно устанавливается "факт отсутствия у объекта культурного наследия надлежащего собственника", а также "факт невступления в права наследства наследников умершей матери - Дунаевой Анны Ивановны". Следовательно, данное имущество можно считать выморочным и в соответствии с частью 3 ст. 1151 ГК РФ в отношении такого имущества необходимо провести установленную законом процедуру принятия его в собственность муниципального района в порядке наследования по закону". Администрация Городецкого муниципального района Нижегородской области как надлежащий собственник жилого дома № 2 в деревне Савино в силу закона вправе обратиться в суд с требованием о признании договора купли-продажи 12 наличников недействительным.

06-08

В игру вступает Управление госохраны

Разобравшись с помощью городецкой полиции в этих юридических хитросплетениях, Управление госохраны памятников Нижегородской области приступило к активным действиям.

Шаг 11. Управление госохраны делает вывод, что гражданин Дунаев Александр Николаевич, не вступивший в законные права собственника, не относится к лицам, в обязанности которых входит исполнение требований федерального закона о сохранении и содержании объекта культурного наследия, в связи с чем управление не имеет правовых оснований вручить Дунаеву охранное обязательство на дом № 2 в деревне Савино.

Шаг 12. Управление госохраны направляет обращение на имя главы администрации Городецкого муниципального района Нижегородской области с просьбой срочно заняться организацией принятия в муниципальную собственность жилого дома № 2 в деревне Савино и земельного участка, на котором он расположен.

Шаг 13. После принятия дома администрацией Городецкого района в муниципальную собственность Управление намерено направить ему, как законному владельцу, охранное обязательство с требованиями к содержанию и использованию объекта культурного наследия.

...рассвет заглядывает в наши окна, и поэтому я прекращаю дозволенные речи... - молвила Шахерезада

Администрация Городецкого муниципального района Нижегородской области пока что никак публично не комментировала всю эту историю. Нельзя исключить, что перспективы стать законным собственником объекта культурного наследия федерального наследия в деревне Савино, вести судебные процессы о незаконности сделки купли-продажи 12 наличников и исполнять охранные обязательства по дому - районную администрацию совершено не вдохновляют.

Но если даже предположить, что 12 наличников по мановению ока вернутся на родные стены пустующего дома в Городецком районе – как долго они там вместе с домом проживут? Ведь без участия администрации Городецкого района у памятника архитектуры из деревни Савино нет никаких шансов на спасение.

Это так. Но нам кажется, что без общественной инициативы, способной вдохнуть в этот дом новую жизнь, никаких шансов у него и не может быть...

06-02
Tags: Архитектура и строительство, Власть, Законы и правила, История, Память
Subscribe

  • Старшая московская норма

    Из заметки Андрея Новикова-Ланского (Andrey Novikov-Lanskoy) На всякий случай. Сто лет назад в русском языке было аристократическое произношение,…

  • Попраздновали

    Соблазнили меня тут одним сегодняшним праздничком, про который я ни сном, ни духом. И пошёл я копаться в дне нынешнем. На предмет, что же это такое.…

  • Эпоха педократии

    Выбрал из своего поста 2019 года. Уж очень современно Отцы и дети: роли смешались. Скоро будем жить в обществе, где командуют дети - в эпоху…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments