Anatoliy Gubarev (gubarevan) wrote,
Anatoliy Gubarev
gubarevan

Попытка человечности-1941

Оригинал взят у sogenteblx в Попытка человечности. Павловск (Слуцк). 1941.

Намедни листал послевоенную немецкую газету "Das Ostpreußenblatt" и наткнулся на интересный сюжет об оккупации Ленинградской области в конце 1941 года.



1982 год. Воспоминания доктора Эвальда Клейста, который изначально служил в качестве адъютанта врача 121-й пехотной дивизии (ПД).
Начинается повествование с интересного утверждения: у автора был коллега и друг, работавший в ГДР, который как-то передал ему официальное письмо, адресованное немецкому Минздраву. Письмо было от радиокомитета Эстонской ССР: просили навести справки о докторе Эвальде Клейсте, "военном враче, служившем в фашистской армии" и бывшем в Павловске (Слуцке) в период с ноября по декабрь 1941 г.

Казалось бы, с чего такой интерес?

121-я пехотная дивизия оккупировала Павловск (Слуцк) в середине сентября 1941 года. Доктор Клейст должен был заменить старшего врача доктора Брауна в 408-м пехотном полку. Штаб дивизии расположился в правом крыле замка Мариенталь (Бип). В левом крыле 1-я санитарная рота организовала перевязочный пункт, который со временем превратился в операционную. Получилось так, что там начали принимать не только немцев, но и русских - местное население, в основном женщин и детей, и военнопленных. Для немцев это было неприемлемо.
Клейст быстро стал одним из самых известных врачей в округе. Переговорив с начальником санпункта, доктором Ротэ, о расширении помещения, он нашёл в городе деревянную постройку: в ней ещё оставались кровати, было достаточно свободного места. Нашлись и медицинские инструменты, и вот так появился вспомогательный госпиталь на 60 человек.
С помощью знакомых немцев из дивизии, страдавших советских граждан перевезли в этот госпиталь. С помощью тех же знакомых организовали какое-то минимальное питание; иногда дивизионный обоз передавал пациентам остатки еды. Ранения людей были в основном от мин: в поисках съестного, люди натыкались на них, получали страшные увечья, что приводило к ампутации.
На первых порах оперировать помогали в т.ч. немцы-врачи из санитарной роты. Дней через 8 после открытия госпиталя, в нём появился русский персонал: 70-летний доктор Парышев, ассистенты и медсёстры. Вскоре почти полностью операции перешли в руки местных, лишь иногда с привлечением немецкого медперсонала. Указанный Парышев стал главой госпиталя, т.к. у Клейста не было времени. В середине октября прикатили нацистские пропагандисты из "Германского еженедельного обозрения" (Вохеншау), снимали.
В январе 1942 года, к 40-летию Клейста, его сослуживцы сделали ему "подарок", приладив ко входу в помещение огромную табличку с надписью "Госпиталь доктора Эвальда Клейста". Именинник перепугался и попросил табличку снять, предчувствуя неладное. Интуиция не подвела: и двух дней не прошло - 15 января в операционной появился старший врач целого армейского корпуса, который не терпящим возражений тоном заявил, что он категорически не согласен с проводимой тут деятельностью. Для Клейста запахло жареным, однако его "прикрыл" генерал Мартин Вандель, на тот момент командир 121-й ПД.

Чем закончилась история с госпиталем, непонятно - то ли закрыли, то ли нет. На Рождество 1943 года Клейста перевели в Крит, весной 1945 года он попал в плен и ещё полгода врачевал в лагере для военнопленных в Александрии. После войны так же по специальности работал.

Что меняет этот пример? Глобально - ничего. Во время оккупации города дивизия запятнала себя военными преступлениями. Они опосредованно соучаствовали в убийстве немногочисленных городских евреев. Солдаты расстреливали столь же немногочисленных партизан, как реальных, так и мнимых. Население зарегистрировали и пронумеровали как рабочую скотину - в будущем часть из них угнали на принудительные работы.
Возможно, самым плохим было то, что солдаты грабили местных. Пусть немногие пытались помочь и делили паёк с гражданскими, около 6,000 человек вымерло от голода и болезней. Судя по оставшимся воспоминаниям, к концу декабря маленький город погрузился в полную тьму: на улицах валялись мёртвые и полуживые люди, в жуткий мороз ослабевшие гражданские пытались отломить куски от обледеневших трупов лошадей, копались в экскрементах этих же лошадей в попытке найти что-то съестное, появились каннибалы.

В общем, попытка Клейста как-то помочь хотя бы нескольким десяткам человек глобально не меняла ничего, особенно на фоне тех разрушений и потерь, что принесла армия, в которой он служил. Однако история, о которой хотело рассказать радио Эстонской ССР, интересна. Человечность сама по себе - редкая вещь, тем паче в таких условиях.

Tags: Война, История, Люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments