Anatoliy Gubarev (gubarevan) wrote,
Anatoliy Gubarev
gubarevan

Categories:

Не по себе

О том, что 39-летняя звезда российской эстрады Жанна Фриске тяжело больна, знает едва ли не каждый россиянин.
Первой об этом рассказала в какой-то (почти не смотрю ТВ, поэтому узнал из интернета) телепередаче Лолита Милявская, она же объявила о сборе денег для лечения Жанны. Лолита называла и диагноз - рак головного мозга. Через некоторое время эти сведения подтвердились: Жанна Фриске действительно доставлена в одну из больниц Нью-Йорка для обследования, потому что предварительный диагноз, который поставили ей медики, крайне неутешительный – онкологическое заболевание головного мозга.
После обследования отец певицы, Владимир Фриске, рассказал журналистам, что у его дочери глиобластома, самый агрессивный вид опухоли головного мозга.

Сегодня прочёл, что сбор средств на лечение певицы уже завершён. Россияне пожертвовали в общей сложности свыше 67 миллионов рублей. Всех, кто проявил внимание и сострадание к её проблеме, Фриске поблагодарила с электронных страниц сайта, который организовал сбор средств.

Нет, я не имею ничего против сбора средств на лечение успешной поп-дивы и ведьмы из "Дозоров", я неичего не имею против самой Фриске. Ну, не нравится она мне, как и подавляющее большинство современных артистов эстрады. Как бы я ни относился к её творчеству и образу жизни поп-див (тем более, мне это по барабану, неинтересно), человек тяжело болен - и это главное.

Несколько лет назад буквально на руках у меня умер от глиобластомы военный дирижёр, преподаватель института военных дирижёров (вуз находится рядом с метро "Беговая", я там рядом жил в 1978-1982 гг., рядом и Боткинская б-ца, где три месяца назад умерла от лейкоза моя жена). Владимир (так его звали) с женой жили в 1- или 2-комнатной разбитой служебной квартире где-то на окраине Москвы, где теперь приезжих с юга больше, чем москвичей. И помочь было некому, несмотря на прекраснейшее отношение сослуживцев к Владимиру и его семье. И помощи ждать неоткуда.

И про больных детей, которым никто не помогал, помню. Шестилетнего Диму, которого съела опухоль. Шестнадцатилетнего парализованного Артёма. Четырнадцатилетнего чеченца Зураба... Серёжи, Димы, Артёмы, Валеры, Коли, Оли, Лены, Люси, Даши... От трёх лет до шестнадцати и намного старше.

Дима

1

У меня даже не все по фамилиям записаны, и далеко не все фотографии остались. В основном снимки ладоней - для диагностики.
Как их родители бились в одиночку, как рады были лишнему рублю даже те, кто имел, в принципе, неплохую работу, тоже помню. Как удивлялись и радовались, когда удавалось собрать для них несколько сот долларов. За всё время - тысячи две, не больше
Ну, помогал, как мог. Но один в поле не воин. Даже если рядом ещё один-два помощника. И как скорая к умирающему 6-летнему Диме не ехала, потому что он безнадёжен... А к Артёму и не поехали бы - он жил в забытом властью рабочем посёлке на окраине Московской области, куда приходилось добираться электричкой по часу с лишним в один конец, плюс пёхом к дому.

В сентябре сдавал пунктат для анализов в Центр имени Димы Рогачёва, построенный благодаря Чулпан Хаматовой и Дине Корзун. Замечательный, чудный центр! Но его так мало!

3

Самое печальное - у меня документы на могилу женщины, помочь которой просил наш батюшка, отец Павел. Помогал, устраивал в хоспис, а потом хоронил я, хорошо, что помогли с её бывшей работы... Родственники "самоустранились"...

2

(Сейчас вспомнил, что буквально на день не успел оформить ей инвалидность и пенсию; впрочем, мне бы это не пригодилось, "гробовые" забрали бы родственнички)

Я ничего не имею против Фриске. Но... как-то не по себе от происходящего
Tags: Воспоминания, Здоровье и медицина, Онкология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments