Anatoliy Gubarev (gubarevan) wrote,
Anatoliy Gubarev
gubarevan

Categories:

Сергей Медведев в Forbes: «Атлант расправил плечи» или почему россияне читают скучную книгу

Почему идеи Айн Рэнд оказались востребованы в российском обществе офисных джунглей и безответственной власти
http://www.forbes.ru/mneniya-column/tsennosti/234067-atlant-raspravil-plechi-pochemu-rossiyane-chitayut-skuchnuyu-knigu

Бывают на свете бездарные книги, которые вызывают общественный резонанс. В 60-е и 70-е годы XIX века мыслящая Россия зачитывалась романом Чернышевского «Что делать» — произведением, напрочь лишенным литературных достоинств, из которого, однако же, целое поколение русской интеллигенции извлекло смысл жизни.
Нечто похожее у нас случилось с книгами Айн Рэнд. Сами по себе эти увесистые тома скучной прозы с ходульными героями, вымышленными сюжетами и картонными страстями не представляют никакого художественного интереса, а ее так называемая философия объективизма сводится к нехитрому утверждению, что эгоизм есть наивысшая добродетель, а капитализм — наилучшее общественное устройство. Все это изложено с простодушием и прямолинейностью какого-нибудь «Пятого сна Веры Павловны» из того же Чернышевского. Однако романы Айн Рэнд надежно прописались на полках книжных магазинов в разделах бизнеса. Особенно популярны они среди молодежи, которая находит в них ответы на какие-то важные для себя вопросы.
Причина такой популярности, видимо, в том же самом, что заставляет людей ходить на тренинги по манипуляциям и жестким переговорам, осваивать боевые искусства и вывешивать в социальных сетях антисоциальные статусы типа «улыбайтесь чаще, это всех раздражает»: основным законом жизни стала внутривидовая конкуренция и борьба за выживание. Распад социальной ткани общества обнажил биологические механизмы естественного отбора. От общества по Марксу, которое пыталось построить общее благо, мы перешли к обществу по Дарвину, где выживает сильнейший.

И тут как нельзя кстати пришлась жизненная философия Алисы Розенбаум (настоящее имя Айн Рэнд), уехавшей в 1925 году из СССР и пробивавшейся к успеху в США в «ревущие двадцатые» и «лихие тридцатые», писавшей сценарии для Голливуда и сформулировавшей свое кредо устами героя «Атлант расправил плечи» Джона Галта: «Никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу и не заставлю другого человека жить ради меня».
В её судьбе и воззрениях видят пример миллионы менеджеров, попавших из сонной советской провинции в рыночный котел мегаполиса, на своих боках ощутившие давку московского метро и законы офисных джунглей.
Скандальные заявления бывшего члена Общественной палаты и борца за здоровый образ жизни Максима Мищенко о том, что лучше помочь десяти легко больным, чем одному умирающему, - не бред отдельно взятого единоросса, а проявление крепнущей идеологии социал-дарвинизма. Недавно знакомый социолог, преподаватель известного московского вуза, обсуждала со студентами «закон сирот» и с ужасом обнаружила, что многие вообще не хотят видеть в обществе сирот-инвалидов, предлагая «решить вопрос» путем абортов или эвтаназии, оставляя жить лишь тех, кто может принести пользу обществу.

Всё это можно было бы списать на честолюбие молодых менеджеров, если бы социал-дарвинизм на деле не стал идеологией власти. Фактический отказ от бесплатного высшего образования и бесплатной медицины, ликвидация Владимиром Мединским государственных культурных институций, слияние школ и укрупнение районных поликлиник, тотальная коммерциализация ЖКХ - жёсткое приземление двадцатилетнего цикла либеральных реформ вписывается в общую тенденцию на «разгуманитаривание» и дегуманизацию общества.
Несколько лет назад, когда Андрей Илларионов ещё был советником Владимира Путина, он предлагал своему шефу прочесть Айн Рэнд. Неизвестно, ознакомился ли президент с текстами, но это не столь важно: когорты её последователей уже обустраивают российскую жизнь по законам хищнического индивидуализма. Прошло время русской литературы с её гуманистическим пафосом, чеховскими «человечками с молоточком» и достоевскими «слезинками ребёнка». Пришло время эффективных менеджеров: их книг, их законов, их фюреров.

Сергей Медведев, профессор ВШЭ.


Необходимое примечание

Из Луркоморья

Айн Рэнд (Ayn Rand, Алиса Зиновьевна Розенбаум) - крайне любимая в узком круге ограниченных лиц американская писательница-философ. На своей родине практически не известна, зато на Б-госпасаемом Западе ее идеи имеют огромное влияние. Весьма уважаема среди акул капитализма, а также и среди пустоватых людей, пытающихся стяжать успех не упорством и мозгами, а тупым подражанием мировоззрению первой категории.

Кто такая
Как это заведено среди винрарных американских писателей, Рэнд была еврейкой по происхождению, иммигрировавшей в США из России. Юная Страна Советов причинила семье не менее юной Алисы немало неудобств - отец её был успешным химиком, содержавшим аптеку. Настолько неплохую, что даже заработал привилегию жить вне еврейского гетто в Петербурге. Но проклятые bolsheviks всё национализировали, а семью Розенбаумов просто выкинули на мороз. Упорный еврей не сдавался, перевёз семью в тёплые края и открыл в Крыму ещё одну аптеку - но вскоре коммуняки добрались и туда, и снова национализировали с трудом нажідое добро. Несколько позже, уже во время учёбы Алисы в университете, не растерявший веру в человечество Зиновий Розенбаум снова решил поучаствовать в аптечном кооперативе - ну ты понел. Кстати, из рабоче-крестьянского универа Алису всё равно выгнали за классовое несоответствие.
Поэтому когда в 1925 году Алисе таки удалось получить пиндосскую визу «для посещения родственников», она не колебалась ни секунды и купила билет на пароход в один конец. В неизбежности успеха юная эмигрантка тогда не сомневалась. Именно в то время она придумала свой знаменитый псевдоним — то ли для того, чтобы решительнее порвать с прошлой жизнью, то ли чтобы, прославившись своим антикоммунистическим творчеством, не подставить под молотки оставшихся в СССР родителей. После кратковременного перебивания с хлеба на воду в Голливуде в качестве сценариста, Рэнд вышла замуж за молодого актёра Фрэнка О’Коннора, в 1931 году получила американское гражданство и начала заниматься писательством, весьма убедительно излагая в художественной форме свои философские идеи. Созданный ею философский дискурс Алиса Зиновьевна нарекла объективизмом. Из кружка друзей и соратников, среди коих наиболее известен жидомасонский злой гений Алан Гринспен, со временем выросло так называемое движение объективистов, в настоящий момент являющееся довольно неоднозначным явлением, ибо упомянутых в начале статьи пустоватых людей там довольно много...

Стоит ли читать?
По вкусу. Если не пугает объем и, по мнению некоторых, определенная нудность повествования, то можно почитать хотя бы ради знакомства с весьма значимым в мировой культуре произведением и не менее значимым пластом философских идей. Небесполезно будет почитать и заради прочистки мозгов от левацкого мусора, который туда заботливо утрамбовывался многими поколениями христиан, социалистов и прочего быдла. У человека, в детстве пораженного в мозг продукцией краснознаменного советского агитпропа (а после бесславной кончины совка плавно переключившегося на Достоевского и прочую фофудью), оно с непривычки может вызвать недетский баттхерт и когнитивный диссонанс.
Противники идей сабжа советуют анонам поиграть в весьма достойный шутер Bioshock, сюжет коего изобилует отсылками к «Атланту». Там показано, что происходит с такими идеалами. Также оппоненты рекомендуют начать с расово верной недетской книжки «Незнайка на Луне» Носова, де-факто являющейся учебником «Капитализм для самых маленьких», перейти к столь же культовой по обе стороны окопов «Трилогии желаний» американского писателя Драйзера[1], а потом ознакомиться с биологической подоплёкой вопроса по книге «Эгоистичный ген» британского учёного Ричарда Докинза.
Читать Рэнд настоятельно рекомендуется в оригинале, чтобы получить дополнительное удовольствие, ибо россиянские корни пейсательницы наложили на её слог неизгладимый отпечаток. Конечно, совсем уж явных «сач мач?» и «хум хау!» там не встречается, но видно, что английский не родной и в результате текст читается весьма легко. А уж первая книга, такая богатая на «comrade Ivanov» и «upravdom», вообще местами приводит в экстаз не содержанием, а подачей оного.

Из Википедии

В России, несмотря на несколько переводов её романов, Рэнд до сих пор остаётся малоизвестным писателем и философом. Известными поклонниками Айн Рэнд в России являются экономист Андрей Илларионов, бизнесмен Евгений Чичваркин, и небезызвестная Юлия Латынина
Subscribe

  • Поддерживаю! Но...

    Спасибо огромное selyanka1 за пост. Хоть выговорюсь. Она так красиво и тонко всё изложила, что не придерёшься. И при этом всё видно,…

  • Про ГО

    Неожиданно dpmmax напомнил историю из советских ещё времён. Начиная с 1986 года наша институтская Гражданская оборона люто меня…

  • Сверхглубокая математика

    "Радио Свобода" претендует на Шнобелевку: половина - это 19%, четверть это 25 и 56%. Одновре́менно! Из Твиттера

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments