Anatoliy Gubarev (gubarevan) wrote,
Anatoliy Gubarev
gubarevan

Categories:

Одна из десяти историй о детях,

которым могли помочь, но не смогли или не стали.
Украина, наши дни.
Не понаслышке знаю, что у нас не лучше

Потому и выкладываю, что знаю. Но все десять выложить - просто сил нет.


Автор - Семён Глузман, врач, член коллегии Государственной пенитенциарной службы Украины

У этой девочки должна была быть другая жизнь. Всё начиналось очень хорошо. Уверенно и спокойно. Номенклатурные родители, добротная школа в центре Киева, уроки большого тенниса, музыкальная школа. Всё успевала. Папа, депутат парламента, редко бывал дома, мама, ответственный работник в Кабмине, также не баловала дочь своим присутствием. Но так или приблизительно так жили многие знакомые этой семьи. В седьмом или восьмом классе во время детской вечеринки в доме (загородном) одноклассника ей предложили попробовать ЭТО. Проглотила, реакции не было, никакой реакции. Спустя несколько месяцев в доме подружки попробовала ещё раз. Понравилось, всё оказалось светлым, радостным, прикольным. Хотя за окном была мерзкая, холодная погода с дождём и ветром.

Лишние деньги у девочки были всегда. Так родители хотели компенсировать редкие и короткие контакты с ней. Первой на изменения отреагировала прислуга. Домработница и водитель обратили внимание на вспышки немотивированной ярости. Девочка бросила теннис, затем перестала учиться играть на скрипке. В конце-концов, встревожились родители. Девочка призналась... Отец, как и положено в этом сообществе постсоветской номенклатуры, признавал только лучших специалистов. Так, как он понимал эту самую «лучшесть». Поэтому он позвонил министру и встретился с главным наркологом Минздрава. Тот обещал многое, почти всё. Спустя два месяца до высокопоставленного папы дошло: его "кидают". Не бесплатно, разумеется, за его же депутатские деньги.

2234

Под вымышленной фамилией девочку поместили в провинциальную психиатрическую больницу. Где местные малоквалифицированные кидалы пытались лечить то, что медикаментозному лечению не подлежит. За деньги пытались, опять же. Там девочку подсадили на «винт», жёсткий и разрушительный кустарно изготовляемый наркотик. Однажды мама девочки встретилась со мною, я был в Кабмине по совершенно другим причинам. Всё рассказала, попросила совета. Я дал необходимые ей телефоны, направил к честным, образованным специалистам (они в Украине есть). Затем со мною встречался и папа-депутат. Я повторил сказанное ранее: таблеток и инъекций от наркотической зависимости не существует. Есть лишь тяжёлый, длительный способ реабилитации. В том числе и вашей, родителей реабилитации. Вы должны быть с вашим ребёнком, помогать ей. И — дал ему все те же телефоны. Он, уже уходя, бросил мне в лицо фразу, которую я и сегодня не хочу и не могу комментировать: "Спасибо доктор, я буду думать. Но вы должны понять, я спасаю Украину, к сожалению, у меня почти нет времени спасать моего ребёнка. Я буду серьёзно говорить с женой..."

Девочка недавно умерла. Она было глубоким инвалидом.
А папа и сегодня спасает Украину.
Tags: Дети, Жизнь, Люди, Психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments