Anatoliy Gubarev (gubarevan) wrote,
Anatoliy Gubarev
gubarevan

Сергей Брин. Вехи

Сергей Брин родился в 1973 году в Москве, но уже в 1979-м его семья эмигрировала в США. Поэтому вместо советской школы ребенок учился по системе итальянки Марии Монтессори, ставившей превыше всего личность воспитанника. К тому же стремились и родители Брина — отец, ставший профессором Мэрилендского университета, и мать, устроившаяся работать в NASA. И Брин действительно рос индивидуалистом с острым умом и стремлением подвергать сомнению любую аксиому. Позже он вспомнит: "Я знал, что в классе никто не будет знать математику лучше меня. И это внушало мне большую уверенность в себе". После колледжа Брин поступил в Стэнфорд, окончил магистратуру и засел за диссертацию о поисковых машинах.

Завершить докторантуру ему помешало знакомство с одногодком Ларри Пейджем в 1995-м. 22-летние ученые быстро подружились. Оба были из педагогических династий, оба сгорали от амбиций изменить мир (и при этом заработать), оба были страстными спорщиками. Но совместным бизнесом мальчики из хороших еврейских семей занялись не сразу. Брин на математической кафедре интересовался методиками исследования крупных массивов данных, Пейдж — способами формирования этих самых массивов. Докторантов объединил научный проект "Цифровая библиотека Стэнфорда", для которого они принялись придумывать алгоритм поиска и ранжирования данных. Эту технологию должен был взять на вооружение разработанный Пейджем поисковый робот, совершавший вылазки в интернет за нужной экспериментаторам информацией.

В поиске

Алгоритм был написан в 1996 году и получил название PageRank. Его инновационная идея состояла в том, что порядок выдачи ответов на поисковые запросы определялся рейтингом страниц, основанным, в свою очередь, на количестве ссылок на эти страницы с других ресурсов. Прообразом для такой иерархии данных послужили индексы цитируемости научных статей. Так что без докторантуры будущий мультимиллиардный бизнес определенно бы не сложился. Тем, кому сейчас 22-25, об этом стоит подумать.

Технология PageRank была оперативно запатентована, и нетерпеливые Пейдж и Брин попытались продать ее конкурентам из AltaVista за 1 миллион долларов. Если бы те согласились, Google с ее миллиардами сегодня бы не существовал, а юные предприниматели, наверное, гуляли бы по мосту Золотые Ворота с суицидальными мыслями в голове. Но бог отвел: молодые ученые получили отказ и вернулись на долгий тернистый путь к успеху. Поисковый движок, над которым они работали, был переименован из BackRub в Google — производную от слова googol, единицы со 100 нулями. С происхождением ошибки в названии связано несколько забавных легенд. Кто-то говорит, что ее допустили первые инвесторы, когда выписывали чек. Кто-то — что идею подкинул полуграмотный общий приятель Шон Андерсон, ставший впоследствии топ-менеджером Microsoft. Самой убедительной кажется версия, что домен Googol в то время уже был занят.

Так или иначе, 15 сентября 1997 года проект переехал с адреса google.stanford.edu на google.com. Тем не менее ботаники еще не делали бизнес, а интересовались только наукой: работа над поисковым механизмом продолжалась в общежитии Стэнфорда. Когда в 1998 году университетские гранты уже не могли обеспечивать потребность Google в ресурсах, преподаватели сами подтолкнули воспитанников к свободному полету, познакомив с инвестором Энди Бехтольшеймом из Sun Microsystems.

Опытному венчурному капиталисту хватило одной встречи, чтобы понять: в Google стоит вложиться. В то время поисковые системы (например, AltaVista и Yahoo!) еще не стали прибыльным бизнесом, но Энди подкупил стиль работы молодых бизнесменов. Во-первых, они не намеревались все инвестировать в рекламу, полагая, что качество продукта само обеспечит "сарафанный" маркетинг. Во-вторых, они были чрезвычайно бережливы. Вместо того, чтобы закупать дорогостоящие профессиональные серверные системы, рукастые Брин и Пейдж придумали хлопотную, но экономичную методику объединения в вычислительные сети самых обыкновенных компьютеров. А вместо того, чтобы использовать лицензионный софт от Microsoft, выучились работать с бесплатной системой Linux. Впоследствии Google создаст собственный мобильный "Линукс" и назовет его Android.

Получив от инвестора первый в своей жизни чек на 100 тысяч долларов, предприниматели решили выпорхнуть из гнезда Стэнфорда, основали компанию Google Inc. и, в полном соответствии с американской бизнес-мифологией, переехали жить и творить в гараж. Гаражом, к слову, владели сестры Сюзан и Анна Войжитски. Первая позже стала топ-менеджером Google, вторая — женой Брина.

В подполье компания просуществовала недолго: уже в феврале 1999-го предприниматели открыли настоящий офис в легендарном стартаперском городе Пало-Альто. А в середине года привлекли немыслимые инвестиции — 25 млн! Фокус заключался в том, что деньги были получены от конкурирующих венчурных капиталистов. Они вошли в совет директоров, но, будучи соперниками, ни разу не смогли выступить против основателей фирмы единым фронтом. Так что контроль полностью остался в руках Брина и Пейджа.

Говорит и показывает Google

С такими финансовыми обязательствами партнеры уже не могли заниматься любимым делом — научными изысканиями — и вынуждены были задуматься о монетизации. Малоинтересная им продажа рекламы едва не была отдана на аутсорсинг. Но из-за разногласий с подрядчиком (словно в ситуацию снова вмешался кто-то на самом верху) в Google в итоге решили развивать контекстную рекламу самостоятельно. И нечаянно придумали гениальный ход: ранжировать рекламу точно так же, как поисковые выдачи. Позиция рекламного объявления зависела не только от заплаченной за него цены, но и от качества информации. Эта находка заставила партнеров Google постоянно увеличивать бюджеты, а пользователей — взглянуть на неизбежную монетизацию сервиса в позитивном ключе. Рекламные ссылки действительно приносили пользу, а дружелюбная подача — текстовые объявления вместо огромных цветных баннеров — не раздражала глаз.

Следующим шагом стала экспансия поисковых механизмов Google на тысячи сторонних сайтов. Самым крупным из них стал портал Yahoo! Освоив североамериканский рынок, компания перешла к международной экспансии. В 2001 году ей впервые удалось получить операционную прибыль — 7 млн.

Перестав быть убыточным, Google расширил штат и стал обрастать дополнительными сервисами. В том же 2001-м появились поиск по картинкам, служба проверки орфографии и автоматическое сохранение интернет-страниц в кэш. Последняя опция укрепила репутацию Google в первые часы после трагедии 11 сентября, когда сайты СМИ обрушились из-за нашествия читателей. На некоторое время Google стал таким же важным источником информации, как телевизор.

Спустя год успех был закреплен с помощью сервиса Google News, предлагавшего углубленный поиск по СМИ. Позже те же алгоритмы были использованы в гуманитарном студенческом проекте Google Scholar и коммерческом индексаторе цен в интернет-магазинах. Основатели Google быстро побороли в себе свойственное многим мечтательным стартаперам недоверие к коммерсантам и начали заботиться о них не меньше, чем о пользователях. Так появились клик-аукционы — революционный способ определения справедливой цены за рекламу. А следом механизм платы за переходы вместо показов. Идея была проста: если никто не кликает на вашу рекламу, то вы не обязаны ничего платить. Многие бизнесмены попались на эту уловку и стали незаметно для себя отдавать Google все больше и больше денег.

Не снимая очков

Самым тревожным годом в истории компании стал 2004-й. Весной IT-визионеры, до этого никогда не ошибавшиеся, совершили прокол, представив спорную версию почтового сервиса Gmail. Служба работала безупречно, но Брин и Пейдж раньше времени решили заработать на внутренней рекламе — маленьких объявлениях в конце каждого письма. Американцы возмутились такому нарушению конфиденциальности и целый год перемывали косточки Google в прессе и чиновничьих кабинетах. У этой травли наверняка были свои бенефициары, ведь осенью компания готовилась к первичному размещению на бирже. Впрочем, Пейдж и Брин смогли увидеть в кризисе возможность и затеяли беспрецедентно демократичную процедуру IPO. Вместо того чтобы доверить оценку компании хищным инвестбанкирам с Уолл-стрит, они провели масштабный предварительный аукцион. Вместо того чтобы ограничить минимальный пакет акций, сделали все, чтобы купить долю в компании могли самые скромные инвесторы. В результате "народного" IPO 19 августа 2004 года рынок оценил компанию в 23 млрд долларов. Подарком на 31-й день рождения Брину стал статус одного из самых молодых миллиардеров. Пейдж же занял в грядущем рейтинге Forbes даже более высокую строчку, чем его компаньон.

Вся последующая история Google повторяет модель Большого взрыва — динамичное расширение компании во всех направлениях. Там, где Microsoft, Apple и Facebook неохотно покидали надежно оккупированные ниши, Пейдж и Брин щедро сеяли идеи везде, где те могли прижиться, и упрямо пахали. В 2005 году они представили картографические сервисы Google Earth и Google Maps. Затем службу обмена сообщениями Google Talk и агрегатор информационных лент Google Reader.

Привлеченные миллиарды щедро тратились на притягивание лучших талантов — например, основателя интернета Винта Серфа — и покупку самых перспективных стартапов. Из чужих технологий выросли и маркетинговый инструмент Google Analyrics, и онлайн-офис Google Docs. В 2006 был куплен видеосервис YouTube — а в 2007-м на нем уже открыла свой личный канал королева Великобритании.

В ноябре 2007-го был анонсирован Android — открытая для всех операционная система, которой предстоит долгая борьба с замкнутой элитарной iOS от Apple. В 2008 году, накануне десятилетия компании, выходит браузер Google Chrome, и позиции компании впервые за долгое время не вызывают энтузиазма у наблюдателей: тягаться с Mozilla и Opera, кажется, невозможно. Чтобы показать критикам, что будущий захват рынка браузеров — решенный вопрос, Google параллельно запускает проект Clean Energy 2030, призванный избавить планету от нужды в нефти и угле. Какие уж тут браузеры!

А в 2010 году вокруг офиса в Сан-Франциско начинает кататься экспериментальная машина с операционной системой от Google вместо живого водителя. Всаднику без головы удается проехать 140 тысяч миль, так никого и не сбив. Таксисты начинают волноваться.

2011 год стартует с дерзкой технической поддержки протестов в Египте: Google придумывает систему Speak to Tweet позволяющую каждому, у кого есть мобильный телефон, надиктовывать голосовые сообщения для Twitter. В июне того же года запускается социальная сеть Google+, и компания вновь оказывается в непривычном для себя положении "андердога" — моськи, лающей на слона по имени Facebook. Сегодня у лидера по-прежнему миллиард активных пользователей. Но Google+ с ее 400 млн подписчиков всего за два года выбралась на второе место, опередив Twitter. Правда, активности в новой социальной сети пока немного, но Брин и Пейдж наверняка найдут способ решить эту проблему.

Не вызывает опасений и будущее Google Glass — футуристических очков, как у Терминатора, в стекла которых встроен настоящий компьютер. Брин их почти не снимает. Значит, и нам рано или поздно придется надеть.

Устройства на Android тем временем обошли по продажам гаджеты с iOS. Гордиться здесь нечем, потому что на "андроидах" могут работать как самые дорогие, так и самые дешевые и массовые мобильные устройства. А вот тот факт, что каталог приложений Google Play обошел AppStore, говорит о многом: открытая система в длительной перспективе должна взять вверх над закрытой.

В этой идее — открытость ведет к развитию, а свободный обмен информацией к обществу равноправия — кажется, и состоит вся идеология Google. Официальный девиз которого, к слову, звучит так: "Не сотворить зла". Такие лозунги, как известно, бывают исключительно у утопических или у тоталитарных организаций. Посмотрим, что будет дальше.

С исторической родиной у Брина непростые отношения

Главная причина, почему у нас не принято гордиться тем, что мы родина слона IT-индустрии, то, что сам он Россию откровенно не любит. В интервью Брин неоднократно заявлял, что считает отъезд из СССР самой большой удачей в своей судьбе, потому что его родители здесь были жертвами антисемитизма. Когда Брину исполнилось 17, отец отвез его в Москву. Он вспоминает, что даже летом 1990 года это государство показалось ему абсолютной тоталитарной антиутопией, воплощенной на земле.

О современной России Брин отзывается в том же духе. В 2002 году журналист издания Red Herring пригласил ньюсмейкера в сан-францисский ресторан Russian Tea Room на "пьяное интервью". Собеседники выпивали и обсуждали самые разные темы. Когда Брина спросили, что стоит взять с собой туристу, отправляющемуся в Россию, он ответил коротко: "Телохранителя". И уже серьезно добавил, что "Россия — Нигерия в снегах". "Неужели вы хотите, чтобы шайка ковбоев-уголовников контролировала мировые запасы энергетического сырья?" — спросил он у журналиста. Спустя шесть лет во время визита в Москву основатель Google лениво отмахнулся, что, возможно, и сказал что-то такое, крепко выпив.

Кстати, на русском языке, как показало интервью Russia Today, эмигрировавший в шесть лет Брин говорит очень хорошо. Должно быть, знание столь сложной семантической системы помогло ему при разработке алгоритмов поиска Google. Любопытно, что Россия — один из немногих рынков, где Google никак не может добиться лидерства. По данным Liveinternet от 21 августа 2013 года, 53 процента россиян используют "Яндекс". Доля Google — лишь 34 процента. Однако в соседней Украине ситуация зеркально противоположная. Очевидно, здесь играет роль фактор патриотизма.

Иногда Брин критикует и правительство США. В ноябре 2012-го он, вместо того чтобы проголосовать, разругал систему выборщиков на своей странице в Google+ и написал, что не видит особой разницы между оппонентами. Мол, все равно и тот, и другой посвятят 90 процентов своего президентского срока партийным дрязгам.

До этого у Google были конфликты с американским Конгрессом по поводу антипиратских законов и с властями Китая по поводу государственной цензуры. Пока свободолюбивой компании всегда удавалось брать верх.

Пять постулатов Сергея Брина

Их исповедуют сегодня не только сотрудники компании, которую он создал, но и тысячи поклонников за ее пределами

"Решать большие проблемы легче, чем малые".

"Мы хотим, чтобы Google стал третьим полушарием вашего мозга".

"Причина, почему нам удалось создать экосистему Google, заключалась в том, что интернет был очень открытым. Как только появляется слишком много правил, инновации задыхаются".

"Мне кажется, молодым людям свойствен экзистенциальный страх перед трудностями. У меня его нет. Там, где они видят непреодолимую гору, я вижу лишь небольшой холмик".

"Технологии — демократизаторы по своей природе. Благодаря эволюции "железа" и софта вы можете развить почти любую идею. Это значит, что в нашей жизни есть инструменты, дающие равные возможности каждому".


Источник
Tags: Интернет, Люди
Subscribe

  • Гипноз

    9 октября 1989 года состоялся первый телесеанс Кашпировского. Банки с водой перед экраном кто-нибудь помнит? До сих пор не понимаю того…

  • Мать Полтавской победы

    Битва при Лесной 28 сентября (9 октября) 1708 года. Если совсем точно - мать Полтавской баталии. Конклюзия на Полтавскую битву. Россия. 1709 г.…

  • В этот день 81 год назад

    27 сентября 1942 г. в разгар боев в Сталинграде штурмовая группа сержанта Якова Павлова заняла дом, который в дальнейшем послужил важным опорным…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments