Anatoliy Gubarev (gubarevan) wrote,
Anatoliy Gubarev
gubarevan

Так вот

Жуткая неделя.

Началось просто - внучка заболела.
В таких случаях говорят - приболела. Вовремя перехватил и за три дня всё наладилось - в среду пошла в школу.
Зато я в это время умудрился чуть не сжечь обе руки.
Правая пострадала сильнее, ей досталась двойная доза. Так получилось. Но и тут, в общем-то обошлось - меры предпринял сразу.
То ли из-за ожога, то ли ещё из-за чего, но в выходные развезло.
Особенно в воскресенье.
Хуже всего то, что именно в воскресенье надо было идти за синтезатором для внучки. В общем-то недалеко, но только пешком и добираться неудобно. Что называется закоулками да огородами.
Видимо, холодный ветер добавил - в воскресенье вечером совсем расклеился. До такой степени, что в понедельник пришлось отказаться от музыкальной школы, а потом внучка сама прибежала домой после продлёнки из обычной. Идти за ней был уже не в состоянии.

27

Казалось, что у меня высокая температура, но два электронных термометра показывали чуть за 35°С. Решил посмотреть на ртутном. И вдруг обнаружилось, что один из ртутных градусников, которыми не пользуюсь Бог знает сколько времени, разбился. Как это случилось и когда, не понятно. И очень удивился, что ртути почему-то совсем чуть-чуть на столе. Собрал.
А потом вдруг увидел целую россыпь под планшетом, который уже много часов лежал на другом конце стола...
Мистика какая-то!
Как они туда попали, Бог весть!

Еле стою, еле дышу, хриплю, чихаю, но собрал, хотя часть ртути оказалась на полу, да ещё в самом неудобном месте - пыльный закуток, единственный, который не успел почистить сразу по приезде из Питера.
Но с горем пополам собрал.
Вот только сегодня не смог отвезти в место сбора.
Просто сил не было.
Даже Люба запретила провожать её в школу, хотя по вторникам у неё очень тяжёлый рюкзак, по вторникам всегда провожаю. Она ещё вчера сказала, что сама донесёт. А сегодня даже обиделась, что встал приготовить завтрак. Не успокоилась, пока не лёг.
Неизвестно, чем бы всё кончилось сегодня, потому что сил не было от слов "совсем", "вообще" и "полный пи...фагор".
Только нет у меня права скисать. Потому что... простите, но никто, кроме меня. Нельзя ни болеть, ни раскисать, ни отлынивать.
Потому что у Любы кроме меня никого нет.
Родной питерский дед не в счёт - он инвалид-колясочник и опеку ему просто не разрешат.
И если что со мной случиться, Любу просто заберут в детдом. Или отдадут в чужую семью.
Проходили. Три года назад.
Значит, надо стоять.
Не насмерть.
Потому что никто кроме нас.
Нас так учили.

0925-19-21

И тогда я начал заводить себя.
Типа пост в ЖЖ писал.
Вот этот.
Точнее, продумывал, что писать буду. Кроме того, что написал.
Есть у меня что написать.
Про тех, кто "хотел помочь" и кто "обещал помочь".
Вот только помочь так, как надо, может только тот, кто рядом.
Кто очень близок.
Кому ты близок. Мы с Любой близки.
А таких уже нет.
И не будет.
Поэтому надо держаться.
Как-то наш батюшка, о. Павел, сказал про события, которым он был свидетелем: "Вы сделали всё что могли. И даже больше, чем могли и имели право".
Но сейчас, может быть, придётся повторить.

Часа четыре потребовалось, чтобы разозлиться.
Сильно разозлиться.
Помогло.
По крайней мере, вечером за Любой пошёл сам.
Но писать, что хотелось, не буду.
Это личное. Слишком личное.

1004-8
Tags: Жизнь, Здоровье и медицина, Психология, Семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments