Талоны и чайная ложечка

Давно хотел рассказать эту историю, всё руки не доходили. Не только её, есть и другие, но они пока ждут своего часа. Просто не всё можно кратко описать. А для чего-то не вышел срок давности. Есть и такое.

Это случилось летом 1989 года, ровно 29 лет назад.
Были мы в командировке в Обнинске. Сначала вдвоём, в ЦИПКе тогда ещё Минатома СССР, потом к нам присоединились двое наших сотрудников, они на отраслевое совещание приехали. К тому времени у нас с моим напарником выработалась привычка два раза в день делать променад по Обнинску, эдакий круг по городу. В самом дальнем конце прогулки был неплохой, современный по тем временам универсам, в котором был свой довольно приличный кафетерий.

Обнинск 1

Причём надо напомнить - 1989 год. Мясо по талонам, колбасы по талонам, сахар по талонам, более-менее вдоволь - рыбные консервы, которые мне категорически нельзя. Нас кормили два раза в день в столовой предприятия, ещё один раз - как хошь. Приехавшим надолго из других регионов давали на месяц талоны на колбасу (не на мясо же!), а мы - москвичи, нам не положено. В случае чего можем в Москву смотаться, недалеко. Меня выручало, что были хороший белый хлеб и творог. В принципе, этого плюс кафетерий для меня было достаточно.

И вот в один из дней мы своей компанией после трудового дня топаем по заведённому кругу и заходим в универсам.
А в кафетерии длиннющая очередь в кассу. Встали. Мы ж не торопимся! Очередь помаленьку рассасывается, но вырастает другая, на выдачу. А там - никого. Почему-то работает только одна сотрудница, и та на кассе.
Наконец очередь в кассу закончилась (а за нами было всего-то человека 3-4), кассирша уходит в подсобку, вместо неё выходит продавщица и начинает выдавать нехитрый "завтрак прогульщика" (не от слова "прогул", а от "прогулка"): маленькая булочка, сок, чай, кофе (даже не растворимый, а сгущённый с молоком из банки)... Взяли мы часть своего "бизнес-ланча по-советски", не всё сразу, вслед за нами отоварилась симпатичная девушка... Мой напарник (кстати, очень интересный человек, подводник-североморец, работал в ГРУ, кавторанг, знаток французского, но был комиссован из-за проблем с сердцем), вернулся за оставшимся стаканами и уже сделал два шага в сторону нашего столика, и в этот момент...
В этот момент, торжественно, как на царском пиру в "Арапе Петра Великого" или "Иване Васильевиче", бывшая кассирша внесла тяжеленный поднос. Поднос, на котором красовалась громадная пирамида из бутербродов. Белый хлеб с докторской колбасой. Которая тут давно уже по талонам.
Немая сцена.
Как в "Ревизоре".
Или у Райкина: Всё застыло, всё напряглось. Ещё минута и...
А в кассу уже очередь, примерно такая же, как была когда мы пришли в универсам.
Напарник мой застыл с двумя стаканами в руках. Застыла и девушка, которая в очереди была за нами, она тоже шла к продавщице, чтобы что-то попросить...
Напарник, сдавленным голосом:
- А... А как же... А нам можно взять? Мы стояли...

Обнинск 4

Продавщица смерила его свысока своим взглядом столбовой дворянки и уже хотела что-то ответить, когда я (Господи, кто ж меня за язык-то тянул?!!) брякнул с интонациями почти как у Ширвиндта:
- Леонид Александрович, да ведь колбаса-то - по талонам...
Нет, всё понятно, это была шутка юмора, но...
Господи, кто ж за язык-то тянул?!
Леонид Александрович смотрит на меня, переводит глаза с меня на продавщицу и огорчённо переспрашивает:
- Что, правда - по талонам?
Столбовая дворянка остолбенела. Похоже, у неё перехватило горло. Если не хуже: сначала она пошла пятнами, потом покраснела, потом густо покраснела, потом совсем побагровела, зрачки превратились в жерла пушек, набитые картечью, губы ходили ходуном, но из них не вырывалось ни слова, ни рыка. Я понял, что надо спасать кого-то. То ли напарника, то ли продавщицу. О себе не думал. Мой главный калибр обеспечил мне кратковременную безопасность, снеся всю артиллерию левого борта столбовой дворянки.
- Не обижайтесь, - быстро проговорил я, разводя руками и слепя прицельные приспособления улыбкой, - жизнь такая. Без шутки нам никуда. Вы ж понимаете... - и ещё что-то, лишь бы не громыхнуло.
Лицо продавщицы из багрового стало просто красным, чуть просветлело, но было видно, что над дамой тучи ходят хмуро. Наша команда, почуяв неладное, одним махом, не закусывая, выпила свои соки-кофе и была готова уже рвануть на выход. И тут девушка, та самая, которая в очереди стояла за нами, которая скромно ждала, пока мы разбирались с талонами на бутерброды с колбасой, эта милая светловолосая девушка нежным голоском попросила: "А ложечку можно? Сахар размешать. Чайную"...
Мамадарагая, что тут началось!..
Мы вылетали из универсама под грохот канонады и разрывы мин. В дверях я оглянулся: бедная девушка, ничего не понимая, стояла среди разрывов и дыма, а из-за хорошо укреплённого дотаприлавка наотмашь били громы и молнии. Она никак не могла взять в толк, в чём она провинилась, спросив про чайную ложечку...



Больше в этот кафетерий мы не ходили.