Кое-что о работе

В 1896 году Анри Беккерель открыл радиоактивность урана, а спустя три года его ученица Мария Кюри и её муж Пьер обнаружили ещё два радиоактивных металла: полоний и радий. Они выяснили, что мощность лучей радия не ослабевает со временем и не зависит от внешних источников.
Спустя ещё семь лет английский физик Джозеф Джон Томсон обнаружил, что вода из целебных источников радиоактивна. И хотя сама Кюри умерла от лучевой болезни, многие ученые решили, что именно из-за радиоактивности такая вода полезна, и начали применять радий для "улучшения" её качества. Появилось множество товаров с добавлением радия: "лекарства" от всех болезней, "сверхэффективная" косметика, продукты питания, зубная паста, презервативы и даже средства от импотенции. Светящийся в темноте радий казался волшебным веществом, содержащим бесконечную энергию, которая делала сильнее и омолаживала...



[о Марии Кюри]Немного о Марии Кюри:
Прошло уже более ста лет, а личные вещи знаменитой учёной, включая одежду, мебель, книги рецептов, лабораторные записи по-прежнему радиоактивны. Они считаются национальным достоянием Франции и хранятся в защищенных свинцом коробках в Национальной библиотеке в Париже.
Посетители библиотеки, прежде чем ознакомиться с рабочими дневниками и журналами Марии Кюри, должны подписать формуляр, в котором говорится, что они знакомы с опасностью, и обязательно надеть защитное снаряжение, чтобы не получить ненужную дозу: период полураспада радия 1600 лет.
Кстати, прах Марии Кюри тоже радиоактивен. Гроб, в котором её похоронили, очень тяжёл - изнутри он проложен слоем свинца толщиной 2,5 см.


[И ещё немного]Немного о...
Описанное выше случилось сто лет назад.
Гораздо позже, в конце 1980-х годов рассказывал мне один наш сотрудник, который работал на исследовательском реакторе Курчатовского, как они... работали. Молодые, здоровые и чуточку обделённые разумом. Хотя я их хорошо понимаю. Типа сам был такой.
Понятное дело, реактор не облеплен лабораториями, в которых изучают образцы, подвергшиеся облучению в самом реакторе. Все лаборатории (их называют "горячие лаборатории") расположены на некотором безопасном удалении, и образец туда надо ещё доставить. Для этого его извлекают из реактора (детали опускаю, в данном случае они не важны) и помещают в специальную толстостенную капсулу. Почти в такие же во время оно помещали послания потомкам, теперь их постепенно начинают извлекать...
Далее всё должно происходить как с той самой иголкой, в которой заключена жизнь Кощея.
Капсулу помещают в контейнер и закрывают крышкой. Сам контейнер вмонтирован в бак, заполненный тяжёлой водой. Примерно с кубометр. Бак стоит на стальной тележке, которые часто использовались на складах, овощебазах и в магазинах. По-моему, и сейчас они встречаются. Жутко неудобные и неповоротливые.
Затем лаборант везёт тележку с баком в горячую лабораторию. Там церемония повторяется в обратном порядке, и наконец-то образец начинают исследовать.
Вся проблема в том, что чем раньше исследован образец, тем интереснее и точнее результаты - особенно для короткоживущих изотопов.
И что придумали молодые специалисты? Они брали капсулу (благо, она как молочный бидон - с ручкой) и неслись с ней во всю ивановскую мочь в горячую лабораторию...
Не надо осуждать и порицать ребят - вспомните героя Баталова в фильме "Девять дней одного года". Мы все были оттуда. Во всяком случае, многие...

9 дней 2