Неувядающая классика

Второй день дожидается своего часа этот отрывок из "Алисы".
И только с третьего раза удалось выложить.
Странно!



Белый Кролик поспешно вскочил:
- С позволения Вашего Величества, - сказал он, - тут есть ещё улики. Только что был найден один документ...
- Что в нём? - спросила Королева.
- Я его ещё не читал, - ответил Белый Кролик, - но, по-моему, это письмо от обвиняемого... кому-то...
- Конечно, кому-то, - сказал Король. - Вряд ли он писал письмо никому. Так обычно не делается.
- Кому оно адресовано? - спросил кто–то из присяжных.
- Никому, - ответил Белый Кролик. - Во всяком случае, на обороте ничего не написано.
- Почерк обвиняемого? - спросил другой присяжный.
- Нет, - отвечал Белый Кролик. - И это всего подозрительней. (Присяжные растерялись)
- Значит, подделал почерк, - заметил Король. (Присяжные ожили)
- С позволения Вашего Величества, - сказал Валет, - я этого письма не писал, и они этого не докажут. Там нет подписи.
- Тем хуже, - сказал Король. - Значит, ты что-то дурное задумал, а не то подписался бы, как все честные люди.
Все зааплодировали: Король впервые сказал что-то действительно умное.
- Это доказывает его вину, - сказала Королева. (Так и хочется добавить - highly likely - А.Г.)
- Это очень важная улика, - проговорил Король, потирая руки. - Всё, что мы сегодня слышали, по сравнению с ней бледнеет. А теперь пусть присяжные решают, виновен он или нет.
- Нет, нет! - вскричала Королева. - Пусть выносят приговор! А присяжные... присяжные потом!

Oh, this Lewis Carroll!