Не обижай безобидных!

Умные злодеи это прекрасно знают. И стараются не обижать безобидных. Даже помогать им стараются, как Аль Капоне, который много тратил на благотворительность. Он это делал для своей безопасности, вот что я вам скажу. Это такая тайна, которую умным злодеям рассказывают опытные злодеи, дожившие до довольно преклонных лет, - не обижай безобидных. Тех, кто не может за себя постоять.



Да, некоторым людям до поры, до времени всё сходит с рук. Даже преступления. Как-то везет им - ускользают они от опасности. Но стоит обидеть безобидного - и фортуна отворачивается моментально.
Психологи заметили, что опасные люди бывают добры к слабым. И животных стараются не обижать. Не из доброты, а из суеверного страха - впрочем, это не суеверие. Пнул человек собачку, толкнул старушку, насмеялся над кем-то слабым, убогим - и такое началось в его жизни, что страшно представить. Унизил того, кто не мог за себя постоять, оклеветал доброго человека, который не смог оправдаться, украл последний медяк у слепого - вроде мелочь, ровным счётом ничего ужасного. Невелик ущерб по сравнению с другими преступлениями и проступками. Но из-за этой мелочи начинается ядерная реакция - сколько раз такое наблюдали. И за короткое время всё теряет тот, кто нарушил тайный закон - не обижать безобидных. Не издеваться над ними, не забирать последнее - умные воры никогда последнее не берут. За безобидных людей кто-то другой вступается каждый раз. Или что-то другое; включается процесс разрушения.
И всегда тот, кого оставила удача, втайне знает, кого именно он обидел. Хотя это смешно и нелепо. Подумаешь, ударил собаку - несильно ведь. Или больного оттолкнул. Или весело смеялся над калекой... А вот не надо было безобидных обижать. И насмехаться над кем-то, кто не отвечает. Потом ответят. Как эхо в горах; сначала эхо, а потом лавина, под которой исчезнет счастье и удача насмешника. И сам он исчезнет.
А безобидный человек и знать не будет об этом; безобидные люди или животные - они не мстительные, не злопамятные. Они просто живут себе дальше, ждут, когда боль пройдет. И боль проходит. Всё плохое проходит. А хорошее остается. И должен же кто-то заботиться о слабых, не так ли?

Отсюда