Учительница Путина

В Израиле на 97-м году жизни умерла Мина Моисеевна Юдицкая, учительница немецкого языка будущего президента России. Её похоронили 7 декабря при содействии в организации церемонии диппредставительства России.

Мина Юдицкая

Мина Юдицкая в 1960-е гг. преподавала немецкий язык в 281-й специализированной школе Ленинграда, где в это время учился Владимир Путин. Он был учеником последнего класса, который она выпустила и в котором была классной руководительницей
В 1973 году она эмигрировала в Израиль.
Но Путин не забыл её. Видимо, хорошо учила - такое не забывается, тем более, это предопределило и его карьеру. В 2005 году Путин встретился с ней во время визита в Израиль. А позже подарил квартиру в Тель-Авиве.

[Подарок]Отрывок из интервью М.М. Юдицкой Сергею Бавли (2007 г.):

- ...А нашёл-то он вас как?
- Это ещё кто кого нашёл, сложный вопрос.

- Так, уже интересно. Его-то адрес известен, Москва, Кремль, ваш, предыдущий, всё-таки менее.
- Я же вам сказала, что старость - не радость. С ногами у меня беда. Вот и сижу, в основном, дома, у телевизора. Увижу Володю, послушаю, и начинаю часами думать, как на эти его слова отреагируют другие мои ученики, как их воспримут. Это сейчас работа у меня такая... По телевизору я узнала, что Володя приезжает в Израиль, что будет встреча с ветеранами Великой Отечественной. Я, правда, не ветеран, была в эвакуации, но решила попытать счастья. Взяла все свои документы, пошла в российское Консульство. Очередь там... Отстояла кое-как. Попала на приём к какому-то чиновнику. Стояла долго, а назад меня отправили быстро и довольно категорично.

- В смысле, грубо?
- Ну, резковато.

- Понятно. И как Владимир Владимирович разрулил ситуацию?
- Сняла я ксерокопию с того вашего интервью со мной, что вы напечатали в 2001-м в газете, и пошла уже в посольство. А там и очередь поменьше, и разговор получился подольше. Сдержанно так со мной беседовали, ничего толком не сказали, зачем-то ещё одну ксерокрпию сняли, и вежливо попрощались...

- Хорошо хоть, что уже вежливо.
- Да, но только я ничего не поняла. А через два дня подкатывает красивая машина, и приходит ко мне шикарный такой дядька, сажает в эту машину, я ещё подумала, какой у них шофер представительный. Оказалось, консул. Привез в посольство. Приняли тепло, рассказали подробно, когда встреча будет с президентом Путиным. Отвезли домой. Я волновалась страшно. Перед встречей опять машину подали, и привезли нас всех в Иерусалим, в отель "Кинг Дэвид". Провели в огромный зал. Я спросила у кого-то из охранников, где будет сидеть президент. Он отвечает: "Напротив вазы с цветами". А там таблички с фамилиями, кому где размещаться, и смотрю, я напротив него оказываюсь. Вдруг входит Володя! Знаете, он почти не изменился. То же выражение лица, та же пружинящая, спортивная походка. Даже манера как-то по-своему подниматься со стула осталась. Он подошёл, всем ветеранам руки пожал, а меня расцеловал. Налетели фотокорреспонденты и телеоператоры...

- Ну, естественно.
- Да, но сел-то он напротив меня, вот они всей толпой за мной и расположились, и начали меня по голове бить...

- То есть, как, простите?
- Да своими этими камерами. Случайно, конечно. Ну, пощелкали, а потом успокоились, и Володя обратился с речью к ветеранам. Я на него смотрю, и чувствую, что в какое-то необъяснимое состояние впадаю. И плакать хочется, нервы, словом, подводят. Володя, тем временем, с ветеранами прощается, наклоняется ко мне, и говорит: "Мина Моисеевна, а с вами мы чаю попьём". А чай там стоит перед каждым, я и решила, что здесь попьём. А он встаёт, прощается со стариками, и идёт к выходу. Подходит, помогает мне подняться, и мы выходим в какой-то коридор. Длиннющий коридор, и я не понимаю, куда мы направляемся. И состояние у меня... И мы оказываемся в какой-то комнате, вносят чай, печенье. И меня вдруг прорвало, я начала говорить, говорить...

- О чём, Мина Моисеевна?
- В основном, о школе. Что-то вспоминать, что-то ему рассказывать, расспрашивала его о школе, что в ней изменилось.

- Да ничего в ней особенно не изменилось. Всё такая же. Иных уж нет, к сожалению.
- Вот он так, примерно, и рассказывал. Учителей вспоминал, соучеников. Сказал, что Израиль ему очень понравился. Я ему говорю, страна прекрасная, только жарко очень, спасет меня мазган. Вижу, он напрягся, чувствую, хочет спросить, кто?. Поняла, что брякнула случайно на иврите и пояснила: "Кондиционер, Володя". Потом подарила фотографию старую свою, школьную и написала: "На память о вашей юности и моей молодости". И дату поставила. Он вдруг спрашивает, глядя на дату: "Какое сегодня число?". Я говорю: "28 апреля, Володя". Он вскакивает и говорит: "Сегодня же у моей дочери день рождения, а я совсем заработался и не поздравил. Извините, Мина Моисеевна". Вышел в соседнюю комнату и позвонил. Только вернулся, подходит какая-то женщина и по-немецки почему-то сообщает: "Господин Путин, вас ждет президент Израиля Моше Кацав". У женщины юбочка - уж такая мини, короче не бывает". Я поняла, что дама эта - израильтянка, и на иврите ей говорю: "Ну и ноги у вас!". Она отвечает: "Я - бывшая балерина".

- А президенту как её ноги?
- А президент смотрел на другую даму! Он подарил мне часы с дарственной гравировкой, взял под руку, и мы вместе подошли к Моше Кацаву, которому Володя представил меня, как свою учительницу. Мы и с ним немного поговорили, потом опять расцеловались с Володей и меня отвезли домой. Ещё Володя подарил мне свою книгу, вот я вам сейчас её покажу, где так и написал: "С любовью". Дома я после всего пережитого пребывала в каком-то шоке и долго не могла из него выйти. Ко мне зачастили корреспонденты из газет разных стран, телевизионщики, а я всё никак не могла понять, зачем я им нужна. И сейчас не понимаю.

Мина Юдицкая 2

- Ну, Мина Моисеевна, не каждому педагогу удается воспитать президента России.
- Не одна же я его учила!

- Поток посетителей стал спадать?
- На какое-то время - да. Меня регулярно навещала пресс-секретарь посольства России. Я ей пожаловалась на ноги свои, совсем не могу по ступенькам подниматься. Иногда мне даже в магазин не войти. А вы же помните ту квартиру, вроде, хорошая квартира, большая, но лестница - просто мне не по силам. Без всякой задней мысли пожаловалась. А через пару недель появляется у меня представительный мужик...

- Консул?
- Нет-нет, незнакомый совсем. Сказал, что работает с президентом России, и тот попросил его подобрать мне квартиру с лифтом. "У меня, - говорит, - есть парочка на примете".

- Как зовут представительного, Мина Моисеевна?
- Ну, это необязательно.

- Как скажете.
- Зовёт он меня смотреть эти квартиры, а я ни в какую. Неудобно как-то. Уговорил. Я эту сразу и выбрала. Место тихое, балкон, сами видите, прекрасный, а выхожу-то я из дома редко. Море здесь чувствуется, оно ведь рядышком. Я и в переезде не участвовала, всё за меня сделали. Я, естественно, написала Володе письмо благодарное. И там честно призналась, что самым ценным подарком для меня по-прежнему остается он сам. Горжусь им. И попросила его беречь себя, беречь здоровье.

- Мина Моисеевна, а могли вы тогда, на заре 70-х, представить себе, что ваш ученик Володя Путин станет президентом России?

- Я и сейчас этого себе не представляю. Он для меня был и остаётся Володей Путиным.