Как же это достало!

Недавно пытался достучаться в комментариях до одного упёртого эзотерика. Что он упёртый, стало ясно только после 3-го коммента, когда его понесло. Во всех смыслах. Плюнул и больше не просил внимательно прочесть - до конца - тот небольшой материал, на который он ссылался. До конца, а не только преамбулу.
Речь о Льве Толстом и об анафеме, которой якобы его предали.

Анафема-02

Сегодня опять, в который уже раз, но на другом ресурсе. Обсуждали совсем другого человека и опять понеслось:
"Так она ж не Толстой... боюсь, анафеме не предадут".
"Его отлучили от церкви, насколько я помню".
Помню? Откуда? Это ж миф! Не отлучали.

Во-1-х, он сам отрёкся. О чём Святейший Синод и написал в своём определении (это надо подчеркнуть - определении):
"Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем пред всею Церковию к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остаётся без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею.
Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины (2 Тим. 2:25). Молимтися, милосердый Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь
".

Анафема-01

Это не анафема и не отлучение. Графа Толстого не только не отлучили, но и надеялись на его возвращение в лоно Церкви. Более того, обер-прокурор Святейшего Синода Победоносцев, считавший до того отлучение необходимым, изменил своё мнение на обратное, справедливо полагая, что в складывающейся внутриполитической ситуации такой акт будет воспринят обществом неоднозначно и скорее навредит, а не будет воспринят как мера церковного воздействия.
Кстати, когда зимой 1899 года Лев Толстой серьёзно заболел, Синод разослал секретный циркуляр во все епархии, в котором писал: поскольку он решительно отпал от общения с Церковью, по церковным канонам он не может быть в случае смерти погребён по православному обряду, если пред смертью не восстановит общения с нею через таинства исповеди и евхаристии.
Надо также отметить, что Лев Николаевич был весьма уязвлён тем, что об отлучении не было громогласно объявлено со всех кафедр РПЦ. В этом отношении Святейший Синод оказался выше мятежного графа.

Ну и напоследок претензии великого писателя и мыслителя к РПЦ. Кратко:

То, что я отрёкся от Церкви называющей себя Православной, это совершенно справедливо.
...Я убедился, что учение Церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же - собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающего совершенно весь смысл христианского учения.
...Я действительно отрекся от Церкви, перестал исполнять её обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей и мёртвое моё тело убрали бы поскорее, без всяких над ним заклинаний и молитв, как убирают всякую противную и ненужную вещь, чтобы она не мешала живым.
...То, что я отвергаю непонятную Троицу и басню о падении первого человека, историю о Боге, родившемся от Девы, искупляющем род человеческий, то это совершенно справедливо...
...Ещё сказано: "Не признает загробной жизни и мздовоздаяния". Если разумеют жизнь загробную в смысле второго пришествия, ада с вечными мучениями/дьяволами и рая - постоянного блаженства, - совершенно справедливо, что я не признаю такой загробной жизни...
...Я отвергаю все таинства. Это совершенно справедливо, так как все таинства я считаю низменным, грубым, несоответствующим понятию о Боге и христианскому учению колдовством и, кроме того, нарушением самых прямых указаний Евангелия...


Но об этом как-нибудь потом.