Мария Захарова о "партнёрах" и союзниках

Мария Захарова:
Давно хотела сказать, но стеснялась
Пару месяцев назад, встречаясь с нашими новоизбранными парламентариями, я получила по полной от генерала Шаманова. Он встал и на весь зал практически закричал:"Вам не стыдно называть их партнёрами?"
Редко пропускаю. Но это было больно.
Потому что партнёрство для отечественной внешней политики - не пустой звука, а основополагающий принцип. Но последние годы партнёры сильно демпингнули по всем фронтам, со своей стороны во многом девальвировав понятие.

Да, за эти пару лет было стыдно, и не раз. Потому что, участвуя в переговорах и слушая партнёров, перед глазами видела наших, которые в эти самые минуты рисковали жизнями или их теряли. А в этот момент нам рассказывали про "второй Афганистан", "умеренных боевиков", показывали постановочные кадры детских трупов, потом просто пугали и требовали "передать в Москву, что будет хуже, если...", а затем, очнувшись, взывали к совести, умоляли до унижения. Я видела, как у сидящих по нашу сторону экспертов сводило скулы, и скольких усилий стоило не... Да чего уж там - проветрить помещение и вымыть руки после таких переговоров хотелось не раз.
Потому что российские армия и флот, которые эти годы в прямом смысле своими спинами как живыми щитами оградили мир от мировой войны, - это не только наши единственные союзники, но, в первую очередь, люди. С семьями, детьми, целями, мечтами, проблемами. И особым чувством долга.

1006

Я имела весьма поверхностное представление о нашей армии. Оно формировалось учебниками истории, которых за последние 25 лет успели несколько раз написать, опровергнуть и переписать заново, мемуарами и бесконечными проблемами роста, а лучше сказать - возрождения со всеми вытекающими.
Последние годы - и особенно последний - перевернули моё восприятие нашей армии и, конечно, министерства обороны. Я узнала людей, самоотверженно служащих и профессионально работающих не за награды, а за нас. Это люди, которые, в том числе, вернули мне ощущение государства. Не они одни. Но и они тоже. Своей внутренней силой и, ещё раз повторю, профессионализмом.

Я не могу сказать больше. И, безусловно, я хотела бы жить в эпоху торжества всемирного пацифизма. Но сложилось иначе. А раз так, то скажу одно: "Ребята, спасибо, что вы у нас есть. Что вы такие, как завещали деды. Что с вами надёжно. Что, хотя я бы сто миллионов раз отменила все войны на свете, вами горжусь".